Посетителей на моём сайте!
 
 
  Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
27.01.2005
Телеканал СТС представляет программу
Тины Канделаки 'Эксклюзивные истории'
В гостях солистка группы 'Блестящие' Анна Семенович




Тина Канделаки: Сегодня у меня в гостях солистка группы 'Блестящие' Аня Семенович. Здравствуйте, Аня.
Анна Семенович: Здравствуйте.

Тина Канделаки: Аня, когда на вас смотришь по телевизору, такое впечатление, что вы очень счастливый человек. Это часть работы? Вам сколько сейчас лет?
Анна Семенович: Двадцать четыре.

Тина Канделаки: То есть для девушки это уже тот возраст, когда она уже осознает, что с ней произошло, и довольна ли она тем, что у неё есть. Вот вы довольны своей судьбой, вы счастливая?

Анна Семенович: Вы знаете, наверное - да. Был период, конечно, когда я бросила спорт, и год ничего неделания я ужасно переживала, можно сказать - впала в депрессию. Но потом, когда я нашла работу, я по-новой зажглась. Я вообще оптимист по жизни, стараюсь никогда не сдаваться, потому что уныние, это вообще первый грех.

Тина Канделаки: Почему вы спорт бросили, я не понимаю. Вы в том возрасте, когда ещё можно, Слуцкой тоже вроде не 20. То есть, в принципе, люди ещё выступают в этом возрасте.
Анна Семенович: У меня вообще такая история получилась. Сначала я рассталась с партнером. Такой есть партнер Роман Костомаров. Он и Татьяна Навка - сейчас наша лидирующая пара в танцах на льду. Так получилось, я рассталась с Ромой не очень красиво.

Тина Канделаки: Это было личное расставание, которое повлекло за собой спортивное, или это было спортивное расставание?
Анна Семенович: Это было спортивное расставание, у меня личных отношений с ним никаких не было. Я не знала, что он собирается менять партнершу. И в то время, когда я была в России, и собиралась на следующий день отлетать в Америку опять на тренировочный сезон, на год, мне позвонила моя подруга, Анжелика Крылова, тоже фигуристка прославленная. Она сказала: 'Ань не лети, Рома катается с Таней Навкой'. Я сказала: "Как? Я с ним буквально день назад разговаривала, он меня должен был встретить в Нью Йорке'.

Тина Канделаки: Предал получается.
Анна Семенович: Ну как бы да. Вот немножко так он поступил.

Тина Канделаки: А чем вы это сейчас объясняете?
Анна Семенович: Ну, вы знаете, у нас такой вид спорта, где очень развита коррупция, где очень трудно пробиться, и очень нужны какие-то связи, сильные связи...

Тина Канделаки: То есть, он понимал, что с Навкой шансов больше?
Анна Семенович: Да, потому что у неё тренер Жулин Саша, очень известный. И в то время он был очень известным спортсменом. Он является её мужем и тренером. И, естественно, когда муж - тренер, он будет лучше тренировать свою жену, и Рома получит от этого какую-то выгоду.

Тина Канделаки: Ну, а вы же красавица. Неужели не было людей, которые хотели бы вас поддержать?
Анна Семенович: Да, Тин, были. Я сразу взяла своего бывшего партнера Дениса Самохина и мы стали очень серьезно готовиться. Но, к сожалению, я ещё раз говорю, коррупция развита. И на чемпионате России, когда мы выступали, наши соперники несколько раз упали... а в танцах на льду это вообще недопустимо, потому что мы не прыгаем, мы просто красиво катаемся. А когда падают, это очень большая ошибка, и снимают очень большие баллы. Но почему-то сняли не у них, а у нас. И когда я шла на награждение, мне сказали, что ты ещё, типа, молодая, у тебя ещё всё впереди, чего там, двадцать с небольшим лет.

Тина Канделаки: И вы сдались так быстро?
Анна Семенович: Нет, я не сдалась. Я стала дальше продолжать кататься, мы стали тренироваться. И один раз я очень сильно упала на тренировке, повредила колено. Мне сделали операцию, мениск вырезали. Врачи мне сказали, что очень серьёзные последствия могут быть. То есть вы можете кататься, но вот полностью, по 8 часов в день, как это надо, я не могла просто по состоянию здоровья. Мне делали уколы. Я полгода каталась на уколах. Это плохо повлияло на почки, на печень, на какие-то внутренние органы, и врачи мне сказали: 'Ты сейчас молодая, ты загубишь себя, и в тридцать лет будешь инвалидом. Выбирай'.

Тина Канделаки: Ну, конечно сорваться с вышки, когда ещё не дошёл.
Анна Семенович: Да, это тяжело.

Тина Канделаки: Вы, наверное, много плакали в этот период.
Анна Семенович: Плакала, плакала. Не буду врать, не буду говорить. Я ставила свои кассеты по ночам и плакала. Мама меня очень жалела. Конечно, для неё это был шок большой, так как она меня с детства за ручку водила...

Тина Канделаки: А зачем вы себя так растравляли. Если получается, вы специально кассету ставили, чтобы ещё хуже было?
Анна Семенович: Ой, Тин, это трудно объяснить. Понимаете, такое состояние, когда всю жизнь занималась фигурным катанием... и я просто не знала, что мне делать дальше. Идти на тренерскую работу, зарплаты, к сожалению, просто минимальные. Опять же, я не могла долго находиться на льду в связи с коленом, в связи со своей травмой. Куда-то идти дальше, преподавать физкультуру, так как у меня физкультурное образование, ну тоже не для меня, так как у меня были амбиции. И, наверное, только эти амбиции мне помогли попасть в шоу-бизнес. То есть, я в принципе случайно попала.

Тина Канделаки: Ну кто-то же был? Вы же с каким-то мальчиком тогда жили.
Анна Семенович: Да, жила. Такой режиссёр, Даниил Мишин. У нас гражданский брак был на то время. Но я была вашей коллегой некоторое время. Вела пятиминутные репортажи. Мне старый знакомый позвонил...

Тина Канделаки: Ну подождите, до того момента. Вы жили в гражданском браке с человеком и тренировались. То есть это практически не жили, а встречались. И вдруг вы возвращаетесь капитально. То есть вы весь день дома, вы весь день рыдаете, потому что вам плохо, потому что жизнь не удалась. Кто вас спас, мне интересно. Вы сами себя спасли, или всё-таки окружающие?
Анна Семенович: Нет, конечно мне друзья очень помогали, и Дане большое спасибо. Мы пытались что-то делать, делали проект 'Ангелы Чарли', но, к сожалению. опять же не хватило финансирования, потому что шоу бизнес - это дорого.

Тина Канделаки: А как в жизни было? Ведь то что произошло с вами, это неудача, правильно?
Анна Семенович: Да, это неудача.

Тина Канделаки: Вы себя в жизни, до 21 года, чаще ощущали неудачницей, или удачливой девочкой?
Анна Семенович: Нет, я был удачливой. Мне пророчили великое будущее. Мне говорили, что я самая красивая, самая эмоциональная, самая талантливая, всё время мне делали кучу комплиментов. И судьи, когда меня засуживали на разных стартах, потом говорили мне, что 'Аня, ты так каталась! Но, к сожалению, ну сама понимаешь'.

Тина Канделаки: Почему? Что в вас такого, что людей заставляет...
Анна Семенович: Наверное, вот вы сказали, что я счастливая... я выходила на лёд, и мне люди говорили, что у меня глаза искрятся, всегда весёлая, довольная, какая-то энергетика исходит. От человека должна исходить какая-то энергетика положительная. Ты всегда должна заряжать публику. Я выходила на 4 минуты программы, и я выходила со льда, как будто я все силы отдала. Вот просто всё. За 4 минуты я отдавала себя всю зрителям и судьям.

Тина Канделаки: Я говорила с Ирой Лобачевой. Для всех после спорта петь, это то же самое, что я им предложу книги писать, наверное.
Анна Семенович: Да, наверное.

Тина Канделаки: То есть они как-то к этому так относятся. Они вне спорта свою жизнь не видят. Если вы так сильно любили спорт, как вы смогли удариться в столь противоположное радикальное направление? Вы вообще пели, когда танцевали?
Анна Семенович: Мы постоянно ходили в караоке. Я безумно любила петь. Когда я приезжала на какой-то отпуск на полтора месяца, мы пропадали в караоке постоянно. И вот даже со спортсменами мы сидели в 'русском домике', там нас было человек 8, кто-то играл на гитаре, а я пела романсы для всех, развлекала. И все говорили: 'Анька, как же ты хорошо поёшь, вот тебе надо на сцену'. Как будто напророчили это моё случайное попадание в шоу бизнес, через моего бывшего мужа. Мы стали делать проект 'Ангелы Чарли', я год занималась вокалом с преподавателем и, в общем-то, петь я умею.

Тина Канделаки: То есть поёте?
Анна Семенович: Да

Тина Канделаки: И без подготовки?
Анна Семенович: Да.

Тина Канделаки: И прям сейчас можете?
Анна Семенович: Могу

Тина Канделаки: Ну, а что например?
Анна Семенович: Ну, давайте я вам сейчас спою первый куплет 'За четыре моря'

Тина Канделаки: Нет, лучше ваше старое, то что вы пели с одногруппниками по фигурному катанию.
Анна Семенович: Ну, Пугачеву могу спеть, "Любовь, похожую на сон"

Тина Канделаки: Давайте
Анна Семенович: *Поёт*

Тина Канделаки: А Пугачева слышала, как вы поёте?
Анна Семенович: Не знаю, наверное, нет. Может посмотрит вашу программу, увидит.

Тина Канделаки: А вы как-то параллели проводите? Потому что Алла Борисовна - это яркий пример женщины с очень нелёгкой судьбой на отечественной эстраде, тем не менее максимально сумевшей, насколько это возможно в данных условиях, постараться стать счастливой. Вы тоже женщина с нелёгкой судьбой?
Анна Семенович: Наверное - да. Потому что когда человек в 20 лет получает такую серьёзную травму, он перестраивается. Сейчас я могу сказать, что я счастливая, что я вылечилась. И самое главное - я могу смотреть фигурное катание без слёз. Я хотела сходить на турнир, который проходил в Москве, в Лужниках, но с гастролями это не удалось. Но будет чемпионат мира...

Тина Канделаки: А раньше плакали?
Анна Семенович: Очень. Я не ходила вообще, я не смотрела фигурное катание, потому что для меня это было очень больно. Я недавно пошла на тренировку к своей подружке, которая до сих пор тренируется, и сама каталась. И всех увидела ребят.

Тина Канделаки: Ну, вы теперь пришли победительницей.
Анна Семенович: Да, теперь я...

Тина Канделаки: А это важно?
Анна Семенович: Да. Очень интересно было, когда я бросила, все меня забыли. Это так тяжело было. Все мои друзья, с которыми я дружила по спорту... ну как-то так, ну и бросила. А сколько таких бросает, как я. А когда я чего-то добилась, мне все звонят, со мной здороваются, улыбаются.

Тина Канделаки: Вы понимаете, что вам все звонят, потому что вы стали солисткой группы 'Блестящие'?
Анна Семенович: Конечно.

Тина Канделаки: Обидно?
Анна Семенович: Ну, вообще - да, ну, может они одумались... Я с ними поддерживаю отношения, потому что мы много прошли. Единственные, кто меня не предал, это Вера с Илюшей, мы часто виделись...

Тина Канделаки: Получается, что до конца вы уже никому не доверяете, не можете доверить...
Анна Семенович: Наверное, нет. У меня есть несколько друзей, близких, преданных, которые прошли со мной начиная от того, как я была спортсменкой, независимо от того, кем я была, и они до сих пор со мной рядом, я доверяю искренне только им.

Тина Канделаки: А сколько это человек?
Анна Семенович: У меня две подруги очень близкие.

Тина Канделаки: Это настоящая женская дружба?
Анна Семенович: Да, Тина, да.

Тина Канделаки: Они тоже успешные?
Анна Семенович: Одна девушка до сих пор продолжает кататься, Настя Гребенкина, она за Армению катается. Она притом тоже бросила, и вернулась потом, через год. А вторая девушка юрист и работает в хорошей фирме, в общем-то да, у неё всё в порядке.

Тина Канделаки: А представляете, если они к вам придут через какое-то время, когда прекратят кататься и скажут: "Анечка, дорогая, мы тоже петь хотим". Вот что вы им посоветуете?
Анна Семенович: Вы знаете, Тин, это фортуна. Очень сложно прийти к продюсеру и сказать: 'Здрасьте, я хочу петь'. Нужно уметь танцевать, петь, нужно иметь какую-то харизму, изюминку, и конечно, поддержку финансовую. Если попасть в группу, как я попала, мне просто повезло. Состоявшаяся группа, бренд.

Тина Канделаки: Вас прямо сразу взяли.
Анна Семенович: Да, меня увидели в программе, которую мы снимали, кстати, на вашем канале, пилотную программку, такую молодежную. И вот пришли девчонки из 'Блестящих' с продюсером. Спросили, можно ли им поговорить с девочкой. Предложили прийти на кастинг. Я сначала пришла в студию, попела. Тоже попела Пугачеву, она меня спасла. Продюсеру понравилось, как я пела. А потом пришла в зал, показала, что я умею танцевать. Я всю жизнь танцую. Долго молчали. Месяца полтора, наверное, молчали. Я уж думала, всё, не возьмут. А потом позвонили, сказали: 'Аня, у нас критическая ситуация, надо срочно ехать на гастроли. Вот тебе три дня. Иди учи шаги. Давай быстро в студию, перепевай песни', и я с такими глазами, с безумным счастьем, побежала на студию, побежала в зал, всё выучила и поехала на гастроли.

Тина Канделаки: Ходят легенды, от того, что вы получаете чуть ли не по 50 долларов каждая, до того, что вы очень состоятельные люди, и вам дарят чуть ли не по 'Мерседесу' каждой. На самом деле, работая в группе "Блестящие", вы себе можете обеспечить какой-то нормальные прожиточный минимум без мужчин?
Анна Семенович: Да. Я не могу сказать, что могу себе позволить брильянты и 'Мерседесы', но оплачивать съёмную квартиру и покупать вещи, чтобы хорошо выглядеть, я могу.

Тина Канделаки: Кто из вас богаче, вы, или подруга юрист? Если она хороший юрист в хорошей фирме, то, наверное, она богаче.
Анна Семенович: Мы, наверное, поровну зарабатываем.

Тина Канделаки: То есть вы - звезда отечественного шоу бизнеса и юрист, в принципе, одинаково зарабатываете? А вам не кажется, что вы достойны большего? Несправедливо.
Анна Семенович: В этой жизни много чего несправедливого, но мы довольны. Я вот довольна, что могу без мужчины сама себя прокормить. Мне не нужно искать богатого любовника и терпеть его, чтобы заплатить 300-500 долларов за съёмки.

Тина Канделаки: У вас в жизни, слава Богу, не было такой ситуации, когда приходилось кого-то терпеть?
Анна Семенович: Слава Богу. Потому что, когда мы расстались с Даниилом Мишиным, мы расстались по-доброму. По молодости влюбляешься в 18 лет, и всё. А потом понимаешь, что любовь-то уходит, и как-то вот...

Тина Канделаки: Спасибо вам огромное. Знаете, вы такая жизнелюбивая, такая удивительная. Я даже не представляю, чтобы у вас в жизни была какая-то несчастная любовь, чтобы вам мужчина отказал. Вам вообще отказывали в жизни?
Анна Семенович: Наверное, нет. У меня не было много мужчин, потому что у меня всегда были длительные отношения, и мы расходились всегда очень хорошо, общаемся до сих пор. Недавно встретила совершенно случайно свою первую любовь. Первого мужчину.

Тина Канделаки: И как?
Анна Семенович: Он сказал: "Выходи за меня за муж!". Я говорю, что уже наверное любовь прошла, завяли помидоры. Замуж я пока не готова. Но он вот прям так искренне, так был рад.

Тина Канделаки: А за кого ты готова?
Анна Семенович: Наверное, пока ещё не встретила такого человека, за кого готова.

Тина Канделаки: Вот Ань, всю передачу держалась, но не могу не спросить, потому что как мне кажется, психологически это очень интересно. Вот вы - артистка с самыми большими, красивыми достоинствами. Вас всегда про это спрашивают. Но мне вот что интересно. Если бы можно было выбрать, что бы вы хотели поменять, а что бы оставили?
Анна Семенович: Ну, наверное, бюст бы я свой оставила, потому что действительно обращают внимание... Иногда бывает просто неприятно, потому что говорят, что это силикон. Я однажды работала в ресторане, где столы очень близко расположены. Сидит женщина, очень молодая, интересная женщина, с мужчиной. И вот они весь концерт очень долго и громко спорили касательно моей груди. Силикон это или не силикон. И мне уже под конец хотелось подойти к ней и сказать, что вот девушка, хотите мы отойдём, я вам дам в туалете потрогать, что это моя грудь. Вы знаете, вот настолько это в открытую, с хамской стороны. И знали, что я вижу и слышу.

Тина Канделаки: Есть же женщины в русских селениях.
Анна Семенович: Я не виновата, что у меня у мамы пышный бюст, и у бабушки...

Тина Канделаки: Бюст оставляем, от чего отказываемся?
Анна Семенович: Наверное, ни от чего не отказываемся. Я ещё настолько молода, что думаю что он - мой принц ещё впереди.

Тина Канделаки: То есть Бог всё дал.
Анна Семенович: Ну, в какой-то момент он забрал спорт, вот да. Но потом посмотрел, видит, какая я целеустремлённая, как лягушонка, всё взбивала молоко, и наверное подумал, что дам ещё один шанс.

Тина Канделаки: Спасибо вам большое!